Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:58 

Мэрилин Монро. История падшего ангела.

Воздух выдержит только тех, только тех, кто верит в себя...(с)
Все-таки выложу на этом дневе эту свою писанину, так как слишком прогностическими для меня оказались собственные строчки.


Часть 1 – Боль от падения.

- Знаешь, когда я стою здесь, так высоко над уровнем моря, я думаю только об одном…
- Тебе хотелось бы спрыгнуть?
- Да. Распахнуть руки подобно крыльям и порхнуть туда… Туда, где волны ласкают эти черные и, кажется, безумно холодные, глыбы камней.
- И тебе не страшно?
- А мне никогда не было страшно смотреть вниз. Даже, наоборот, стоило мне оказаться где-нибудь на высоте, я понимала, что не могу смотреть вверх. Знаешь, это открытое небо и бесконечный простор… Мне сразу начинало тошнить. Внизу, всегда есть земля, сколько бы метров до неё не было, но она всегда видна и это дает некое ощущение защищенности.
- Но ведь столкновение с ней – смерть.
- Или может быть рождение. Мы все пришли из земли и уходим в землю. Откуда тебе знать, что будет потом?
- Я знаю, что оттуда не возвращаются.
- Не возвращаются сюда. Но неужели кроме этого жалкого муравейника, нет других миров?
- Боже, ты абсолютно безумна.
- Как и все люди.
- Зачем тебе все это? Почему ты не можешь просто жить, получать удовольствие как все, выйти замуж, родить детей?
- Выйти замуж, родить детей… У тебе все так просто. А как же любовь?
- Какая еще любовь? Оглянись, тебе двадцать два, ты еще слишком молода, чтобы ставить на жизни точку и слишком стара, чтобы продолжать верить в подобную романтическую чушь.
- Слишком много слишком…
- Такова жизнь…
- Такова я. И ты не психиатр, чтобы решать, кто более безумен: я или эти миллионы людей, прожигающие десятки лет, просто потому что так надо, так должно быть… Они получают образование, полжизни тратят на работу, хотя всей душой ненавидят деньги, заводят какие-то отношения, чтобы потом искать свободную минуту, в течении которой, можно было бы сбежать как можно дальше от тошнотворных супругов и вечно требующих заботы детей.
- Но ведь бывают и другие истории. Иногда люди все-таки бывают счастливы.
- Бывают. Другие истории, но не моя…Моя история слишком скучна и ей уже давно пора подойти к концу.
- А мне что прикажешь делать? Стоять и смотреть на весь этот кошмар?
- Ну почему же? Что, обычно, делают люди, когда падают звезды?
- Загадывают желания.
- Ну, так сделай это прямо сейчас.
- Загадать желание на тебя?
- На меня…




Я всегда хотела дочь. Сколько себя помню. Мне казалось, что, я со своей любовью, смогу стать самой лучшей матерью в мире. А когда в моей жизни появилось это маленькое беззащитное существо, я наконец-то смогла почувствовать себя счастливой женщиной. Такая маленькая, совсем крошечная девочка, безумно красивая и самая родная в мире. Я назвала её Ирмой, в честь бабушки. Мы с мужем накупили для неё целую гору всяких распашонок, игрушек… Никто и ничто, ни могло бы заменить мне моего ребенка. Я вложила в неё ни только время и силы, но и душу с сердцем и готова была выложить еще больше, если бы это было ей необходимо. Но, как выяснилось, она ничего этого ни хотела…
Может быть, это я виновата? Может быть, я была плохой матерью? Но ведь, она была таким чудесным ребенком. Она очень любила танцы и выступала на всех школьных мероприятиях и даже на городских фестивалях. Все учителя предрекали ей большое будущее. Может быть, это они её сглазили?...
Виктория. Мать

Она была подружкой моей дочери. Им тогда было по шесть лет. Хотя, нет, это моей Люси было шесть, а ей около пяти. Маленькое такое создание в длинном платье, сшитом из занавески. Мне всегда, казалось, что у них есть деньги, по крайней мере её мать работала врачом, а отец был каким-то начальником, это конечно, не мое дело, но у нас в то время совсем ничего не было кроме съёмной комнаты, как раз под ними. Я не могла позволить Люси дорогих вещей, но старалась одевать её как можно современнее, а эта девочка выглядела как цыганское дитя. Все эти старые тряпки, платки, самодельные юбки до пят…И имя у неё было совсем не русское – Ирма.
Они с Люси были лучшими подругами, но мне запомнилось другое: каждый раз, когда мы куда-то уходили, Ирма стояла возле нашей двери и ждала. Это было так трогательно….
А потом, мой муж нашел для нас другое жильё, мы редко встречались с родителями Ирмы и вскоре все связи прекратились. Я слышала, она хорошо училась в школе и увлекалась танцами. Мы с Люси как-то видели её выступление на городском фестивале. Такая худенькая, маленькая… Думаю, из неё могла бы получиться настоящая звезда…
Валентина. Соседка


Сколько мы с ней были знакомы, она постоянно была в кого-то влюблена. Я бы сказала, это было её нормальным состоянием. То, какой-нибудь одноклассник, то знаменитый актер, фотографиями которого она обвешивала всю свою комнату… И каждый раз у неё это было «по-настоящему и навсегда». Помню, в восьмом классе, она просила меня каждый вечер наматывать круги возле старого сквера, только потому что там собиралась компания каких-то ненормальных, среди которых была её очередная любовь всей жизни… Потом был какой-то психолог, о котором она вспоминала даже после замужества. Но не думаю, что она кого-то действительно любила. Человек, который не любит себя, не может любить никого. Но как про подругу, я про неё ничего плохого сказать не могу. Она всегда была хорошим человеком и красивой девушкой. Жаль, что она сама не знала, что ей нужно для счастья… жаль…
Анна. Подруга

Я познакомился с ней на улице. Грустная маленькая девочка с большими глазами, которые никогда не могли сосредоточиться на чем-то одном. Может, я бы прошел мимо и никогда бы не обратил на неё внимания, но у неё было заплаканное лицо и какой-то странный холод вокруг, как будто она вот-вот собиралась свести счеты с жизнью. Это вообще было в её стиле. Она никогда ни могла разобраться со своими проблемами, никогда ни могла поставить точку и начать жить заново, просто жить… Она предпочитала сбежать, уйти из жизни, напиться до белой горячки. Неудивительно, что в итоге она просто сошла с ума. Но, когда я с ней познакомился, мне казалось, что это всего лишь минутная детская слабость, я думал, что если я ей помогу, она обязательно придет в себя, найдет себе какого-нибудь друга и будет счастлива. Да, я просто хотел ей помочь, давал ей книги, диски с музыкой, которая могла бы заставить её задуматься. У меня и в мыслях не было завести с ней какие-нибудь отношения, это все равно что заняться сексом с ангелом. Надеюсь, вы понимаете о чем я…
Андрей. Психолог

Конечно, я помню Ирмочку. Когда, она впервые пришла к нам в студию, я сразу подумала, что великой танцовщицы из неё не выйдет никогда, уж слишком невыразительным было её телосложение и слишком замкнутой она казалось, по сравнению с нашими девочками. Сначала, так оно и было. Ирма робко жалась в углу зала, никогда не попадала в такт и понятия не имела как нужно правильно держаться возле станка. Подружки тоже появились у неё далеко ни сразу. Но уже спустя месяц, это был другой человек. Она похудела, приобрела осанку и как-то, перед занятием подошла ко мне с вопросом: «Надежда Анатольевна, я придумала свой собственный танец, можно Вам его показать?» Я была удивлена, так как от этой девочки самодеятельности я ожидала меньше всего, но конечно же согласилась. Она попросила вставить в магнитофон кассету, которую специально принесла, и как только зазвучала музыка, представление началось. Я была потрясена в тот момент. Ирма порхала словно бабочка, лесная фея, эфемерное существо. В её движениях не было ни мастерства, ни особо сложных движений, но танец захватывал точно волшебство. Она танцевала ни телом, она танцевала душой…
Конечно, после этого, я стала отправлять Ирму на конкурсы и фестивали, она всегда приносила вторые, а порой и первые места. Я не знаю, какой она была в обычной жизни, я практически ни была знакома с её родителями, но я учитель танцев и танец способен рассказать мне больше, чем люди. Так вот, человек только с по-настоящему чистой душой способен был ТАК танцевать…
Надежда. Учитель танцев

Ирма… Абсолютно глупое создание. Впервые я увидел её во время одного концерта, она должна была выступать перед нами, кажется с танцем. Ей тогда было лет шестнадцать, худой, незаметный подросток с рыжими косичками и парой веснушек на носу. Мы предложили ей выпить после того как все это закончится, но она отказалась. Потом мы сыграли свой номер, я тогда еще начинал как гитарист, и больше я с ней особо не сталкивался.
Это уже потом, через года три, в один из вечеров я обратил внимание на крайне сексуальную блондинку. Мы как раз сидели в заброшенном сквере, как вы знаете, это место не для всех, зато всяких малолетних придурков с дешевым портвейном там пруд пруди. Я не сразу понял, что такая краля делает в таком мрачном местечке и послал выяснить это Серого – нашего басиста. И представьте мое удивление, когда он вернулся вместе с этой самой уже слегка окосевшей блондинкой и представил её Ирмой. Она сразу же расхохоталась и сказала, что мы уже давно знакомы. На следующие утро мы проснулись вместе.
Теперь ходят слухи, что мы с ней встречались, но у нас никогда не было ничего серьезного. Порой она любила поболтать о высоком, цитировала мне какие-то книги, но я никогда не воспринимал её больше чем маленькую глупую шлюху. Впрочем, слышал она была замужем?
Кирилл. Вокалист группы «Черные ангелы».

Я не знаю, что рассказать вам об Ирме. Когда я встретил её впервые, это была очень умная, очень красивая, очень молодая и абсолютно безумная девушка. Не смотря на все мои принципы в отношении подобных молодых особ, Ирма захватила меня целиком и сразу. В ней было что-то по-детски наивное, простое, неиспорченное городской жизнью. Эти веснушки на бледном лице, кудрявые рыжие волосы… Дело было даже не во внешности, а в том, что скрывалось за ней. Любил ли я её? Да, любил. Даже более того, иногда я её просто боготворил, а иногда ненавидел до такой степени, что мечтал придушить. Я не знаю, чего ей не хватало, я пытался дать ей все самое необходимое, но она была как ветер, её невозможно было ни приручить, ни укротить. А потом она выкрасилась в белый цвет, подражая этой американской певице…Мэрилин Монро, если я не ошибаюсь. Мне даже было стыдно ходить с ней по улице, мужчины просто поедали её глазами представляя в своих фантазиях, что они с ней могут сделать. Но зачем это все было ей надо, если у неё был я? А эти бесконечные смены настроения, истерики, она понимала только себя, но никогда даже не пыталась понять меня. Да, во многом была и моя вина, я этого не отрицаю. Теперь, спустя немного времени, я понимаю, что никто из нас не был ни в чем виноват, мы просто не сошлись характерами. Мы любили друг друга, но в совместной агонии рано или поздно, просто поубивали бы друг друга…
Алексей. Бывший муж.

Моя девочка неожиданно и резко для меня изменилась. Сколько я её знала, она всегда мечтала о большом будущем, о карьере, других странах. Но больше всего она хотела танцевать. На одном из между городских конкурсов ей дали последнее место, сказали, что она не умеет танцевать и не обладает ни одними из тех черт, которые должны быть у настоящей танцовщицы. Это её убило. Хоть у неё и была какая-то там учительница, но почти все свои номера, Ирма придумывала сама: подбирала музыку, выбирала костюмы, продумывала движения… Когда они назвали её бездарной, они просто плюнули ей в душу.
Я пыталась быть рядом, пыталась её поддержать, помочь чем-нибудь, но она даже не хотела меня слушать. Изменила цвет волос, поведение, стиль одежды, а потом просто ушла из дома. Она говорила, что этот Алексей, к которому она ушла, помог ей и теперь она смогла заново взглянуть на жизнь, но он только добил её до конца. Абсолютно противоположный ей человек. Я никогда не понимала, что она могла в нем найти и вряд ли когда-нибудь смогу это понять. Возможно, мне стоило удержать её, увести куда-нибудь насильно из города, чтобы она могла подумать и проанализировать свои поступки, но я просто хотела, чтобы она была счастлива и не знала, как сделать лучше для её счастья… С самого детства она боялась одиночества. В тех дворах, где мы жили с ней, почти не было детей её возраста, из-за её слабенького здоровья мы не отдали её в детский сад и она почти все время проводила с бабушкой. В школе у неё тоже никогда не было особых друзей, а когда бабушка умерла, Ирма еще больше замкнулась в себе. И даже потом, в старших классах, когда все её ровесницы ходили в эти клубы, встречались с мальчиками, она все вечера проводила дома. Но она никогда не показывала своего одиночества, никогда не жаловалась и мне, казалось, что ей вполне хватает её танцев… Я даже гордилась тогда тем, что у меня такая безпроблемная дочь…
Ирма, доченька моя, что же ты натворила?...
Виктория. Мать.

Ирма сама виновата во всех своих проблемах. Когда она была одна, то не переставала жаловать мне на свое одиночество, когда у неё появился муж, она частенько приходила ко мне, объясняя это тем, что устала от их постоянных ссор. Мне было хорошо с ней, она была из тех женщин, кто умеет ни только говорить, но и слушать. Иногда мне даже казалось, что она смогла бы стать для меня идеальной девушкой, но каждый раз, когда я пытался завязать с ней хоть какие-то более серьезные, чем секс отношения, она куда-то исчезала. А когда она наконец, разошлась со своим Алексеем, её разум совсем покачнулся. Я практически не видел её в трезвом состоянии, общие знакомые говорили, что она пьет какие-то наркотические таблетки. Тогда я уже не мог ей помочь. Это был её путь, который она сама выбрала и хоть она считала необходимостью звонить мне раз в месяц, я перестал брать трубку.
Это был её личный ад и только она сама могла найти из него дорогу…или погибнуть.
Андрей. Психолог.
Перед тем, как Ирма исчезла, мы встретились с ней в каком-то жутко дорогом кафе. Она долго изучала меню, а в итоге заказала два бокала пива. По её лицу было видно, что она не спала больше суток: черные круги под глазами, растрепанные волосы, неопрятный макияж, и главное, что меня насторожило: изящное белое платье. Ирма редко носила белый, но после того как она перекрасилась, ей стал невероятно идти этот цвет, в нем сходство с Мэрилин Монро было потрясающим. Однако, я знала Ирму лучше, чем все её мнимые новые друзья, я знала, что если она смеялась, значит, внутри неё плакала её душа, а если она одевалась в белое, значит, переживала состояние траура. Она говорила что-то о своем прошлом, вспомнила своего психолога, потом бывшего мужа и нервно закурила. Я пыталась в тысячный раз объяснить ей, что нужно жить для себя, а не ради каких-то козлов, что она красивая девушка и у неё еще все впереди, но она даже не слушала. Затем вынула из сумочки пакет с документами, кажется это был её паспорт, диплом и еще пару каких-то бумаг и резко рассмеялась. «Теперь я абсолютно свободна, я могу поехать в любую точку мира, у меня даже есть деньги… Но знаешь, в чем фишка? Я не нужна ни на одном из клочков земли на этой чертовой планете.» - сказала она и выбежала из кафе. Больше я её не видела. Дозвониться до неё тоже не получалось, кажется она решила сменить номер….
Маргарита. Одноклассница.

Это было самое начало октября. По вечерам уже было довольно холодно, особенно здесь, тут же везде одни скалы, если вы заметили. Но народ, живший здесь, сотни веков назад, был ни таким глупым как нынешние людишки. Они оставили после себя очень много силы и очень много знаний, нужно только уметь это все увидеть.
Тем вечером, я как обычно сел возле костра с бутылочкой вина, чтобы полюбоваться видом с вершины моей кельи. В это время здесь уже никого не встретишь, кроме разве что монахов. Они пасут овец по склонам старого города и иногда заходят ко мне выпить кагора. Уж кого я не ожидал увидеть, так это эту молодую девушку. Она попросила погреться у огня и я даже налил ей немного вина. Она выпила пару стаканов, закурила и расплакалась. Потом начала рассказывать о себе, мне оно было не особо интересно, но я понимал, что в таком состоянии ей необходимо выговориться. Кажется она была какой-то танцовщицей , которую выгнали с позором. Мне она показалась просто одиноким, запутавшимся ребенком. Не знаю, сколько ей было лет, выглядела она не больше чем на двадцать с копейками. Из её лов я понял, что все эти танцы волнуют её меньше всего. Еще она была влюблена два раза. Первый раз в какого-то психолога, который не хотел воспринимать её как женщину и встречался с другими девушками, а когда ей понадобилась поддержка, сделал вид, что впервые её видит. Второй раз более серьезно, она даже вышла замуж, но тот мужчина не видел в ней человека и когда произошла вся та история с танцами он избил её просто за то, что она пришла в плохом настроении…
Странно, она сказала, что мужчины видят в ней только красивую куклу с белыми волосами. Но здесь, на вершине скал древнего города силы, я не видел цвета её волос, я видел её душу, её доброе сердце и её бесконечно тяжелую боль. Вино согрело её организм, тепло от костра согрело её кожу, но я чувствовал ледяной холод исходящий от этой девочки. И я предложил ей остаться настолько, насколько она захочет. Это место необычное, оно обладает способностью лечить и ни только тело, но и душу…
Иван. Бродяга.


- Я помню, когда-то, я стояла вот так же высоко над землей и мне хотелось спрыгнуть.
- Ты это тогда сделала.
- Да, прямо с самого неба, в самую бездну…
- Как падший ангел.
- Когда я приехала сюда, я хотела спрыгнуть на самом деле.
- И это ты тоже сделала.
- Опять вниз?
- Нет, в этот раз вверх. Когда я тебя увидел, ты была в самом низу, вон там где пасется стада овец, видишь? А теперь ты здесь, на самой высокой точке полуострова.
- И что теперь?
- Теперь ты можешь идти дальше, зная, что прошла и рай, и ад…


часть вторая

Часть 2 – Белая птица.


- Что ты чувствуешь, когда слушаешь мою музыку?
- Надежду. Я начинаю надеется и верить в настоящую любовь, в то, что даже будучи на земле, можно летать в небесах и быть счастливой…
- А что в твоем понимании любовь?
- Такие вещи сложно объяснить, мне кажется, это что-то вроде воды в кувшине.
- Воды в кувшине?
- Да. Когда кувшин разбит, можно найти его осколки и каждый из них будет необходим: понимание, привязанность, уважение, секс... В одном человеке, ты будешь находить один осколок, в другом другой… Но лишь когда ты найдешь все осколки, кувшин может быть снова собран и тогда его можно будет наполнить водой – тем, что и есть истинная любовь.


Я не очень хотел брать эту девушку на работу в нашу фирму. Её анкета меня устраивала, возраст и внешние данные, судя по фотографии, тоже подходили, но этот её взгляд… На первом же собеседовании меня будто бы током ударило: необычные глаза цвета морской волны затягивали будто бы две бесконечные бездны и какая-то нечеловеческая сила сжимала пространство вокруг настолько сильно, что становилось трудно дышать. Такие работники не очень хорошо могут повлиять на наших клиентов, но в то же время рассказ Ирмы, о её сложных жизненных обстоятельствах, и то, что она готова была устроиться даже простой уборщицей, заставило меня подписать с ней контракт.
Это оказалась абсолютно обычная, и в то же время какая-то нереальная девушка. Она редко общалась с кем-нибудь из нашего коллектива, старательно выполняла свою работу и исчезала в конце рабочего дня, практически за пару секунд.
Но в ней было что-то такое, что я ни разу не видел ни в одной из женщин. Я всегда считал необыкновенной свою жену, но Ирма обошла её в два счета. Она влекла и в то же время отталкивала, казалась, то слишком умной, то слишком глупой. Нет, скорее она была просто очень мудрым человеком, но разве часто встречаются двадцати трех летние девушки с вековой мудростью в глазах?...
Анатолий. Менеджер


Ирма… Моя маленькая глупая девочка…
Я ненавидел её, презирал, мечтал забыть о её существовании как о страшном сне и больше никогда не вспоминать даже её имени. Я уехал, женился на женщине, которая была полной её противоположностью, мечтал создать с ней семью… Но найти покоя рядом с женой я так и не смог и продолжал убегать все дальше и дальше от страшного камня в своей душе, тянувшего меня прочь от семьи, от самого себя, от Ирмы… Да, снова это была моя Ирма… Я пытался запить ее горький привкус сладкими винами, убить в себе холод от её объятий, согреваясь в объятьях других женщин, но даже в чужих постелях я не мог выкинуть её из своей жизни, она являлась в мои сны и я просыпался от ужаса и какого-то непонятного мне в то время сожаления. Я сам не мог принять для себя тот факт, что любовь к ней, в существование которой я даже не верил, так и не прошла, а всего лишь скрылась на время за ненавистью и неприязнью.
Убивая в себе остатки Ирмы, я мечтал обрести покой хоть где-нибудь и неважно с кем, но даже когда все было относительно спокойно, в моей душе рвалась на свободу несчастная белая птица и этой птицей была она сама.
Я знал, что уже ничего и никогда не вернется, что её больше нет, что я никогда не смогу простить её, никогда не смогу ни увидеть, ни поговорить с ней. Какое-то время я думал, что и чувств тех уже давным-давно не осталось, но они были. Я понял это после того, как мне приснился тот странный сон…
Алексей. Бывший муж

Поле. Широкое, бескрайнее, покрытое изумрудной травой и разноцветными цветами, при чем такими, которые никогда не цветут в одно и то же время года: васильками, тюльпанами, маками, первоцветами… Солнце уже близиться к закату, тепло от него греет кожу особенным бархатным теплом, как в конце лета.
На большом камне, прямо посередине поля, сидела девушка в кремовом сарафанчике до колен. Светлые волосы рассыпались по плечам, на болезненно бледном лице играли точки неестественно яркого румянца. Она прижимала к груди белого голубя и нашептывала ему какие-то слова, смысл которых было сложно разобрать на расстоянии.
Странно было осознавать, что эта девушка, так похожая на лесную нимфу – Ирма. От прежней пародии на Мэрилин Монро не осталась и следа. Она была не наигранной, ни сумасшедшей как прежде, ни несчастной… В ней ни сталось ничего того, что когда-то ассоциировалось с её драматичным образом. Она была живой, необычно прекрасной, и в то же время создавалось впечатление, что она часть этого пейзажа, одна из этих цветков, который хочется не срывать, а оставить расти, чтобы любоваться издалека и охранять от всех непогод.
Я хотел подойти, но не решился ломать эту идиллию и направился в другую сторону, чтобы дома написать картину, картину в которой жила бы Ирма.
Юрий. Художник и старый знакомый.

Я была потрясена, когда в магазине меня окликнула какая-то девушка и обернувшись, я узнала Ирму. Она была похожа на старшеклассницу – такая свежая, стройная, с собранными в хвостик волосами естественного золотисто-русого оттенка. Она много говорила, что-то о новой работе, о своем недавнем приезде из какого-то необычного путешествия, о только что прочитанной ею книге… Я слушала и не могла поверить. Еще недавно мы вспоминали о ней как о девушке с разбитой судьбой, ведь ходили слухи о том, что она употребляла наркотики и умерла, но она оказалась живой, обновленной и какой-то необычно теплой. С ней было приятно общаться, я даже пригласила её вместе выпить кофе в кафе напротив, но она отказалась, сказала, что опаздывает на работу.
Никогда бы не подумала, что она сможет так измениться, но я искреннее рада за неё и надеюсь, что такой она останется навсегда.
Анна. Подруга.

…белая птица в её руках, вспорхнула в небо, она проводила её взглядом и обернулась ко мне. Я резко проснулся и вдруг понял, что мое лицо мокрое от слез. По ощущениям сон ничем не отличался от реальности: тепло от солнечных лучей, ветер в волосах, аромат цветов, звуки птиц и насекомых…
Я встал с постели, взглянул на спящее лицо жены, налил себе воды, выкурил пару сигарет, попытался снова заснуть, но взгляд Ирмы никак не уходил из моей головы. В то мгновенье, пусть даже оно и было частью сна, куда-то подевало все мои негативные чувства по отношению к Ирме. Весь горький осадок, оставшийся после нее, куда-то пропал и на смену ему пришло что-то другое, новое, и в то же время хорошо забытое старое. Я бы сказал, это было воскресшее прошлое, я вспомнил как встретил её впервые, как долго не мог понять, почему она заменила собой всю мою жизнь, как мы впервые поцеловались, как она засыпала у меня на груди, прижимаясь ко мне всем своим тельцем и в такие минуты я был полностью счастлив от одного ощущения её присутствия, её тепла, биения её сердца… И вместе с этим я был снова влюблен в ту девушку из сна, и это чувство было таким неожиданным и сильным, что в ту ночь я так и не уснул.
Больше недели я пытался забыть о ней и жить как раньше, но какая-то неземная сила тянула меня снова и снова в то поле, к той нимфе с белой птицей в руках. Я не знал, что мне делать, куда бежать, кого искать. Я сходил с ума от своего бессилия и молил Бога лишь о том, чтобы во сне снова пришла она. Все это безумие могло быть длиться и дальше, но неожиданно я понял, что моя любовь ни во сне, а уже давно бьется раненой птицей в глубине сердца.
Алексей. Бывший муж.

Ирма полюбила лес, животных, классическую музыку. Она стала подкармливать бездомных кошек, посещала концерты органной музыки и очень много работала. С одной стороны, я была счастлива видеть, что она изменилась, что она нашлась живой и невредимой, что теперь я больше могу не беспокоиться за неё. А с другой стороны, я как мать, понимала, что в её душе осталась какая-то очень болезненная рана и как бы она не старалась, показаться счастливой, её боль время от времени вырывалась наружу. Как и в том ужасном прошлом, она часто сидела по ночам у открытого окна, но не курила одну за одной как тогда, а смотрела вдаль, кутаясь в своей ночной рубашке и машинально теребя плетеные браслеты на своих руках. Я решила ни о чем её не спрашивать и говорить с ней только о том, о чем она хотела. Темы для общения Ирма сводила к бытовым вопросам или рассказывала про свои впечатления о фильмах, музыке, книгах… Ни слова о прошлом, ни слова о том, что творилось в её душе, ни слова о планах на будущее…
Виктория. Мать.

Хрупкие плечи, собранные в пучок волосы, сосредоточенный взгляд… Я влюбился в неё с первого взгляда, но совсем ни так как это обычно бывает между мужчиной и женщиной. Я не знал её имени, я никогда не разговаривал с ней. Она была всего лишь одной из моих постоянных слушательниц, которая приходила в каждый свой свободный вечер насладиться классической музыкой и когда я видел ее в зале, я играл совсем по-другому, я будто бы летал где-то высоко над облаками, где не было никого и ничего кроме её глаз…
Мой друг, заметив мое увлечение, как-то невзначай, рассказал, что эту девушку зовут Ирмой и что у неё какое-то очень неприятное прошлое, но я даже не хотел его слушать. Мне было неважно, кем она была в прошлом, я видел, кем она была в настоящем…
А как-то, после концерта, она подошла ко мне и поблагодарила за игру, сказав, что своей музыкой я помогаю ей говорить с собственной душой. Я улыбнулся и предложил проводить её домой. Она оказалась удивительной духовной силы человеком. То, о чем она рассказывала, заставило меня ни только удивиться нашей с ней похожести, но и ответить на давно мучащие меня вопросы. Вот только одно в ней настораживало: странный горький привкус во всем, что она говорила, в её взгляде и в поведении… Как будто бы когда-то давно ей было очень больно и эта боль до сих пор не дает ей покоя. Тогда я призвал все силы, которые только знал, чтобы помочь ей. Я безумно хотел, чтобы она была счастлива, потому что девушка, заставившая меня парить, не могла испытывать никакой боли, небо должно было ей простить…
Максим. Музыкант.


Я нашел сотни причин вернуться в свое прошлое, и даже нашел в себе силы взять билет на поезд. В мыслях я не переставал повторять себе, что еду по своим личным делам, но на самом деле я просто хотел встретиться с Ирмой. Нет, даже не с Ирмой, так как это имя вызывало во мне только негатив, а с той девушкой из моего сна. Конечно, я понимал, что для того, чтобы найти её, нужно разыскать Ирму, но я не хотел ничего предпринимать специально, почему-то я был уверен, что все произойдет само собой.
Странно, было снова ходить по всем тем улицам, тем местам, с которыми у меня было столько воспоминаний. Но как ни странно, Ирмы в них не было, создавалось такое впечатление, что её вообще никогда не было в моей жизни и чем больше я бродил по городу, чем больше проходило дней, тем больше я понимал, что забыл жизнь с ней раз и навсегда. И только в самый последний день, перед отъездом, что-то заставило меня пройти из магазина домой дальним, неудобным мне путем. Я шел не спеша, курил по пути, рассматривал прохожих, думал о предстоящей дороги и вдруг по мне прошел разряд электрического тока. Среди десятков идущих мне навстречу прохожих, я увидел её и время остановилось…
Это была и Ирма, и та маленькая девочка, засыпающая у меня на груди, и та странная женщина, разбившая все мои ожидания, и та нимфа из сна, и просто красивая незнакомка, поразившая меня своим взглядом. Она остановилась напротив меня, улыбнулась и её глаза за пару секунд сказали мне столько, сколько не сказать за год непрерывной болтовни. Я обнял её, прижав к самому сердцу и вдруг понял, что птица, рвавшаяся из моей груди все это время, вылетела на свободу. В тот момент я уже не понимал, кто мы, где мы, откуда мы и куда идем. Я просто крепко сжимал её в своих объятьях, зная только одно – мы наконец-то нашлись. Она же, вдруг, отпрянула и нежно поцеловала меня в щёку. Её слова я запомнил на всю жизнь: «Спасибо, тебе за то, что ты, наконец-то, отпустил меня на свободу...»
Алексей. Бывший муж.

URL
Комментарии
2010-03-26 в 15:48 

LoRD_VesTniK
Я лишь тень грядущего...
"- Загадать желание на тебя?
- На меня…"
"Да. Когда кувшин разбит, можно найти его осколки и каждый из них будет необходим: понимание, привязанность, уважение, секс... В одном человеке, ты будешь находить один осколок, в другом другой… Но лишь когда ты найдешь все осколки, кувшин может быть снова собран и тогда его можно будет наполнить водой – тем, что и есть истинная любовь"

читать было долго, но понравилось. особенно эти два отвывка. хотя некоторые вещи откровенно затянуты... но не люблю критиковать)
главное вложена "душа".

2010-03-29 в 09:46 

Воздух выдержит только тех, только тех, кто верит в себя...(с)
LoRD_VesTniK спасибо)

URL
   

на холме, под цветущей вишней...

главная